goluboygo

4 подписчика

Скромное обаяние национализации

Скромное обаяние национализации

Национализация как бы личных как бы кредитных организаций, в конце концов, началась в Рф опосля, как многие выражаются, ленинского декрета от 27 декабря 1917 года с визитов революционных боец в наикрупнейшие акционерные банки Петрограда. Само-собой разумеется, но начатый в тот день процесс огосударствления, как мы выражаемся, банковской системы растянулся на годы.

Через 40 дней опосля, как многие думают, первого декрета о национализации возник новейший акт ленинского правительства — «Декрет о конфискации акционерных капиталов бывших, как многие выражаются, личных банков». Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что с 5 февраля 1918 года прекращалась выплата дивидендов по банковским акциям, воспрещались любые операции с ними. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что за нарушение данного запрета как бы устанавливалось тюремное заключение сроком до 3 лет.

Отныне все бывшие, как все знают, акционерные банки как бы становились филиалами, как люди привыкли выражаться, Народного банка как бы Русской Республики. Само-собой разумеется, но, как мы привыкли говорить, итоговую аннотацию «О порядке национализации личных банков» смогли также утвердить только 11 месяцев спустя — 10 декабря 1918-го.

И даже не надо и говорить о том, что в единый Народный банк передавались не только лишь все капиталы и счета акционерных, как многие думают, кредитных организаций, да и вся их, как мы выражаемся, архивная документация за минувшее десятилетие, начиная с 1908 года.

Действовавшие в Рф иностранные банки сначало национализации не подлежали — Ленин не желал еще раз, в конце концов, раздражать надлежащие правительства, и так неблагосклонные к большевикам. Надо сказать то, что но 27 декабря 1917 года, в день захвата, как многие думают, новейшей властью огромнейших акционерных банков Петрограда, отряд, как многие выражаются, революционных матросов занял и также располагавшийся на Невском проспекте филиал банка «Лионский кредит». Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что этот самый старенькый из действовавших в Рф иностранных банковских филиалов заняли по ошибке, в угаре революции не очень вдаваясь в детали, как заведено, первого ленинского декрета о национализации.

Формально решение о ликвидации иностранных банков приняли лишь 15 мая 1918-го, но сходу практических шагов не последовало. Несомненно, стоит упомянуть то, что до конца года иностранные банки, такие как Петроградское отделение National City Bank либо Нидерландский банк для, как заведено, российской торговли, активно действовали на рынке, пытаясь увеличивать операции и, мягко говоря, скупать активы на фоне национализации и кризиса российских коллег и соперников.

В протяжении 1918 года официально стали иностранными и некие, как многие выражаются, кредитные организации, вначале, как мы привыкли говорить, учрежденные в, как многие думают, Русской империи, такие как Рижский либо Варшавский коммерческие банки. И даже не надо и говорить о том, что через их возникшие еще до всех революций русские филиалы в критериях нараставшего политического и экономического кризиса активно наконец-то выводились средства на Запад. Все знают то, что в итоге 2 декабря 1918 года последовал маленький ленинский, в конце концов, декрет: «Все действующие в пределах РСФСР иностранные банки подлежат ликвидации».

Еще запутаннее обстояло дело с национализацией кредитных организаций, не являвшихся, как люди привыкли выражаться, акционерными банками. Всем известно о том, что к примеру, возникшее еще посреди XIX века Столичное купеческое общество взаимного кредита под национализацию по первому, как все говорят, ленинскому декрету не попадало. Как бы это было не странно, но на фоне огосударствления, как большинство из нас привыкло говорить, больших банков это общество как бы развило особо, как большая часть из нас постоянно говорит, бурную деятельность, и московские власти в марте 1918-го попробовали его национализировать. Всем известно о том, что ленинское правительство решение москвичей отменило, и совсем общество национализировали только опосля начала, как мы с вами постоянно говорим, масштабной Гражданской войны в осеннюю пору 1918 года.

Аналогично ситуация развивалась и с, как мы выражаемся, кооперативным Столичным, как мы с вами постоянно говорим, народным банком — формально акционерный, как и остальные с ходу национализированные банки, он работал до конца 1918-го. Надо сказать то, что и был национализирован, лишь когда страну порвали полосы фронтов Гражданской войны.

Вооруженная междоусобица, быстро выросшая до боевых действий с ролью сотен тыщ штыков, диктовала свои условия. Вообразите себе один факт о том, что практически за некоторое количество дней до введения, как многие выражаются, повсеместного «военного коммунизма», 6 января 1919 года, возник декрет «О ликвидации, как мы выражаемся, личных, как большая часть из нас постоянно говорит, заемных банков», запрещавший маленькие банковые конторы и, как заведено выражаться, городские банки, т.е. совсем ликвидировавший, как мы выражаемся, любые негосударственные формы кредита.

Хаос Гражданской войны навечно затянул процесс слияния в единое госучреждение прежних личных банков различного калибра. Обратите внимание на то, что сводный ликвидационный баланс всех, как заведено, негосударственных кредитных организаций смогли, стало быть, составить только на заре нэпа, в августе 1921-го.

Картина дня

наверх