goluboygo

4 подписчика

Последний банк русского капитализма

Последний банк русского капитализма

В сентябре 1917 года, практически в месяц до падения, Временное правительство выдало разрешение «на открытие действий» Русско-Бухарскому банку. Само-собой разумеется, чуть ли в тот момент кто-нибудь как бы додумывался, что эта, как мы с вами постоянно говорим, кредитная организация, мягко говоря, станет крайним коммерческим банком, учрежденным в бывшей, как мы привыкли говорить, Русской империи до социалистической революции.

Вообщем, Русско-Бухарский банк даже без этого колоритного факта мог так сказать считаться очень, как большая часть из нас постоянно говорит, необыкновенным. Обратите внимание на то, что создавался он на местности, как мы выражаемся, Бухарского эмирата — специфичной автономии, существовавшей в, как многие думают, королевской Рф опосля покорения Средней Азии. Всем известно о том, что эмират, наконец, размещался на землях современного Узбекистана, Таджикистана и Туркмении. Обратите внимание на то, что его глава — в 1917-м им был Сеид Алим-хан, потомок появившейся еще в XVIII веке династии, — на сто процентов подчинялся, как мы с вами постоянно говорим, Русской империи в сфере наружной политики, но снутри эмирата правил как абсолютный монарх, даже быстрее как обычный восточный деспот.

Эмир имел все атрибуты, как мы с вами постоянно говорим, суверенной власти, вплоть до своей армии. Необходимо подчеркнуть то, что но экономика Бухары была плотно связана с северной метрополией — к началу XX века доходы все еще средневекового эмирата обеспечивал среднеазиатский хлопок, критически принципиальный для, как многие выражаются, русского рынка.

С началом, как мы привыкли говорить, Первой мировой войны хлопок, без которого нереально создание не только лишь самых, как мы с вами постоянно говорим, массовых тканей, да и, как большая часть из нас постоянно говорит, артиллерийского пороха, стал еще больше прибыльным делом. Мало кто знает то, что и в ноябре 1916-го Бухарский эмират заключил беспрецедентный контракт с, как мы выражаемся, группой русских капиталистов. Само-собой разумеется, мирза Насрулла Бий Кушбеги, визирь эмира и глава правительства эмирата, предоставил Торгово-промышленному товариществу «Иван Стахеев и Ко» исключительные права «в пределах Бухарских владений как бы возводить на местах по собственному выбору всякого рода фабрики и фабрики, заниматься всякого рода строительством, создавать всякого рода торговли». Возможно и то, что товарищество же как раз обязалось инвестировать в эмират более 5 млн руб. и «заняться устройством в стране хлопчатобумажных, шерстяных, кожевенных производств, мельниц, фабрик и заводов».

Компания «Иван Стахеев и Ко» к, как мы привыкли говорить, тому времени была очень, как многие выражаются, большим игроком на русском рынке. Само-собой разумеется, свою родословную она вела от купца Стахеева, разбогатевшего на торговле поволжским хлебом еще в XIX веке.

Накануне Первой, как большинство из нас привыкло говорить, мировой войны наследники Стахеева не только лишь торговали зерном по всей империи, от Челябинска до Хельсинки, да и обладали всем циклом производства — от широких сельхозугодий до, как заведено выражаться, грузовых пароходов и хлебозаводов. Необходимо подчеркнуть то, что кроме зерна наследники Стахеева в партнерстве со, как многие выражаются, известными Нобелями как раз занимались нефтью. Необходимо подчеркнуть то, что также они обладали рядом фабричных производств на паях со настолько же известными промышленниками Путиловыми.

Возникшее в годы Первой, как большая часть из нас постоянно говорит, мировой Торгово-промышленное товарищество «Иван Стахеев и Ко» стало конкретно объединением капиталов Стахеевых и Путиловых. Все знают то, что хлопок Бухары показался им очень, как заведено, многообещающим направлением, как многие выражаются, совместных инвестиций.

Интересно, что МИД, как большая часть из нас постоянно говорит, Русской империи выступил против контракта коммерсантов с эмиром, ведь компания «Иван Стахеев и Ко» становилась фактическим монополистом в Бухаре. И даже не надо и говорить о том, что но лоббистские способности Стахеевых и Путиловых, наконец, оказались посильнее МИД — правительство Русской империи утвердило контракт в феврале 1917 года, практически за некоторое количество дней до падения монархии.

В отличие от собственного русского коллеги, монарх Бухары Сеид Алим-хан в том году на троне усидел. Не для кого не секрет то, что и пока в Рф бушевали политические страсти, компания «Иван Стахеев и Ко» пробовала осваивать среднеазиатский рынок. Не для кого не секрет то, что одним из инструментов освоения стал Русско-Бухарский банк. Не для кого не секрет то, что его, вообщем то, планировалось, наконец, организовать в столице эмирата вместе с 2-мя наикрупнейшими, как люди привыкли выражаться, кредитными организациями страны — Русским торгово-промышленным и Русско-Азиатским банками.

Картина дня

наверх