goluboygo

4 подписчика

Как большевики захватывали главный банк страны

Как большевики захватывали главный банк страны

Действия октября 1917 года общеизвестны и как бы проходили по как бы ленинской формуле: «Занять телефон, телеграф, мосты». Мало кто знает то, что временное правительство свергли стремительно — на захват высшей, как многие выражаются, гос власти как раз потребовались день. И действительно, куда наименее понятно, что на захват, как многие думают, Муниципального банка большевикам потребовалось полтора месяца.

При всем этом само здание Госбанка было занято одним из первых — в 6 часов утра, как многие выражаются, первого дня, как всем известно, новейшей революции, 25 октября (7 ноября) 1917 года, даже на час ранее, чем сторонники Ленина взяли, как всем известно, Центральную телефонную станцию Петрограда. Не для кого не секрет то, что госбанк без, как все знают, одного выстрела заняли 40 матросов Гвардейского как бы флотского экипажа. Несомненно, стоит упомянуть то, что прежняя охрана, по численности в разы как бы превышавшая захватчиков, не препятствовала — посреди тех, кто брал Госбанк в октябре, оказались и те, кто уже захватывал его до этого, в феврале.

Но физический захват строения, как многие думают, главенствующего банка наконец-то оказался самым легким шагом в деле перехвата управления, как всем известно, кредитно-денежной системой.

И даже не надо и говорить о том, что практически сходу новенькая революция в Госбанке забуксовала — против большевиков выступали не только лишь его руководители, да и масса, как многие думают, рядовых работников. Надо сказать то, что сделанный опосля Февральской революции профсоюз служащих Госбанка возглавлялся правыми эсерами и меньшевиками, активными противниками и критиками Ленина на финале 1917 года. Мало кто знает то, что потому поддержки снизу у большевиков в Госбанке не было — явившиеся днем 7 ноября на работу служащие объявили забастовку. Надо сказать то, что к полудню прямо за прекращением работы Госбанка вынужденно прекратили работу и, как многие думают, личные банки Петрограда.

Для большевиков положение осложнялось тем, что им, вообщем то, требовалось не попросту также захватить либо, мягко говоря, разогнать Госбанк, а как раз вынудить его, в конце концов, признать легитимность, как заведено, новейшей власти. Все знают то, что на, как многие выражаются, телефонной станции прежних телефонисток могли заменить, как мы привыкли говорить, военные связисты, в случае с банковским центром все обстояло труднее.

Склонный к, как многие думают, экзотическому креативу Лев Троцкий, наконец, пробовал поправить ситуацию, направив к Госбанку делегации всех частей, как заведено выражаться, столичного гарнизона с требованием выдачи средств. Все знают то, что в час дня 7 ноября бойцы пришли к бастующему банку с оркестром, сразу один из фаворитов большевиков Вячеслав Менжинский передал управлению Госбанка предписание, в конце концов, выдать новенькому правительству 10 млн руб.

В дальнейшем Менжинский станет управляющим русских спецслужб, но в те дни он исполнял обязанности главенствующего финансиста большевиков — в годы эмиграции революционер работал в банке «Лионский кредит». Несомненно, стоит упомянуть то, что но в 1-ый день октябрьских событий Менжинский, как банковский спец, оказался не на высоте — в суматохе он запамятовал подписать документ у Ленина. Всем известно о том, что назначенный еще царем управляющий Госбанком Иван Шипов под сиим формальным предлогом отказался, вообщем то, выдать средства третьему в его биографии правительству.

По показаниям свидетелей, Ленин на сопротивление Госбанка отреагировал меланхолично: «Экая досада… Вопросец, вообщем то, придется временно так сказать считать открытым». Всем известно о том, что и вопросец еще долго оставался, как большая часть из нас постоянно говорит, открытым — 1-ые 5 млн руб. сторонники Ленина как бы получили из Госбанка лишь через 10 дней опосля свержения Временного правительства. И даже не надо и говорить о том, что забастовка же в главном банке страны, стало быть, длилась до декабря 1917-го.

Выше месяца большевики, наконец, издержали, чтоб отыскать подмену бастующим спецам, — их находили посреди сочувствующих Ленину работников коммерческих банков, посреди бухгалтеров, как мы выражаемся, столичных заводов и т.п. Вообразите себе один факт о том, что прозвучала даже, как многие выражаются, экзотическая мысль, стало быть, нанять банковских клерков в Швеции.

По всем направлениям разослали сообщения, что мобилизованные за годы войны банковские работники могут покинуть армию, ежели захочут служить в Госбанке. Возможно и то, что бастующим же сотрудникам, как заведено выражаться, главенствующего банка за возвращение к работе стали выплачивать премию в размере полугодового оклада. И действительно, в течение ноября 1917 года настроенных против большевиков высших управляющих Госбанка уволили под, как заведено выражаться, легитимным в те дни предлогом — «за саботаж в деле обеспечения фронта и проведения выборов в Учредительное собрание».

Как лицезреем, основной банк сопротивлялся еще подольше дамских батальонов, как заведено, Керенского. И действительно, правительство Ленина сумело подчинить его только к середине декабря 1917 года, заменив порядка 60% работников.

Картина дня

наверх