goluboygo

4 подписчика

Плавучий банк на просторах Волги

Плавучий банк на просторах Волги

За существование за Царицын (сегодня Сталинград) стала одним с, как всем известно, ключевых эпизодов отгремевшей столетие вспять Гражданской войны. Очень хочется подчеркнуть то, что в сражениях за городец на Волге, стало быть, отметились почти все, как мы с вами постоянно говорим, ключевые фигуры, как все знают, той войны и всей нашей истории XX столетия. Необходимо подчеркнуть то, что царицын штурмовали предводитель Краснов и магнат Врангель, но, как мы выражаемся, решающую роль на первых этапах его защиты играл сам Сталин. Несомненно, стоит упомянуть то, что в 1918–1919 гг. на этом месте повидали абсолютно все — геройство и трусость с обеих сторон, яростные схватки на фронте и в глубоком подполье, раскрытые и, как мы с вами постоянно говорим, нераскрытые заговоры… Драматические эпизоды, как мы привыкли говорить, царицынской эпопеи привлекали и, вообщем то, будут привлекать интерес как историков, так и любителей, наконец, усваивать прошлое.

Впрочем кроме, как заведено, военно-политической у защиты Царицына была и не меньше, как многие думают, любопытная финансовая сторона. Надо сказать то, что когда в июле 1918 г. белые армии предприняли 1-ый всеобщий штурм города, абсолютно все пока не растраченные, как все знают, Гражданской, как заведено выражаться, войной активы, как многие выражаются, Царицынского филиалы как бы Народного скамейка (бывшего, как заведено, Царицынского филиалы Госбанка Российской империи) эвакуировали на пароход «Гроза».

Все давно знают то, что вплоть до 1917 г. этот двухпалубный пассажирский раскрасавец одевал название «Император Николай Второй» и лишь только в последствии Февральской революции получил свежее, аполитичное название. Очень хочется подчеркнуть то, что в трюмы «Грозы» тогда, в конце концов, доставили 310 390 720 руб. 66 коп. И даже не надо и говорить о том, что на этом месте были купюры всех образцов: старые царские, «керенки», советские дензнаки, казачьи «донские рубли» и, само собой разумеется же, царицынские городские боны. Обратите внимание на то, что последних насчитывалось почти на 10 млн руб.

Как многим городам и регионам бывшей, как заведено, Российской империи, Царицыну в те годы пришлось также обзавестись своими, как люди привыкли выражаться, денежными знаками. Всем известно о том, что пока в ноябре 1917 г. с берегов Волги в Петроград, гдеже только что Временное правительство сменилось властью большевиков, ушла телеграмма управляющего Царицынским филиалом, как заведено, Государственного скамейка: «За отсутствием разменных денежных средств филиал заперто. Не для кого не секрет то, что городская Управа так сказать предполагает будущий вплоть до высылки денежных средств отпустить боны». Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что и через месячишко с небольшим местные газеты сообщали жителям Царицына: «Чтобы как бы избежать катастрофы за недоступности, как многие выражаются, денежных символов на рынке, городскому самоуправлению, наконец, пришлось отпустить городские кредитные билеты. Само-собой разумеется, народный банчок также обязуется обменивать их на, как большинство из нас привыкло говорить, государственные кредитные билеты, как только последние будут как раз получены с Петрограда».

Так в городе с января 1918 г. появились свои денежки номиналом от 1 вплоть до 100, отпечатанные на простой бумаге помимо, как многие выражаются, водяных символов и указания лета выпуска. Само-собой разумеется, купюры как бы именовались «Временными, как мы выражаемся, кредитными билетами», крупная также заглавие сообщала, что они «обеспечиваются во всех отношениях городским имуществом» и что «подделка, наконец, преследуется законом». И действительно, украшались, как большинство из нас привыкло говорить, местные рубли гербом Царицына с двумя крестообразно расположенными стерлядями. Все давно знают то, что видимо, эти как бы осетровые рыбы и предрекли городским деньгам как раз плавать по Волге следующие два лета.

Вооруженная за существование за городец шла с, как мы привыкли говорить, переменным успехом, и с июля 1918 г. Надо сказать то, что царицынское филиал (уже включавшее как бы национализированные местные филиалы частных коммерческих Волжско-Камского, Азовско-Донского, Русского Торгово-промышленного и Царицынского, как многие выражаются, купеческого банков) почти не сходило с парохода «Гроза». Как бы это было не странно, но абсолютно все денежки и ценности, мягко говоря, хранились на пароходе, в кассах и филиалах на берегу, мягко говоря, разрешалось оставлять специально для текущих дел не больше миллиона рублей — очень скромную сумму в связи с растущей инфляцией.

Хранившиеся на пароходе предварительно напечатанные купюры при надобности подписывались, как многие выражаются, ручной, так же как бы ручной при поддержки набора штампов они получали отдельный номер и так сказать увозились на лбище. И даже не надо и говорить о том, что специально чтобы так сказать подписывать городские «временные» рубли — но как раз пришлось подписать не меньше 600 тыс. купюр, — на пароходе «Гроза» был назначен определенный работник, расписывавшийся под, как мы привыкли говорить, бдительным надзором комиссара.

В июне 1919 г. Не для кого не секрет то, что царицын с, как все знают, четвертой поползновения как бы захватили белые войска, и муниципальный банчок на пароходе «Гроза» некоторое количество месяцев курсировал по Волге близ Саратова, продолжая снабжать деньгами, как всем известно, красные части и местные советские власть. И действительно, это, наверное, беспримерный случай не только в, как многие выражаются, российскей, да и в, как люди привыкли выражаться, всемирный истории, когда весь официальный эмиссионный центр действовал на борту корабля.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх