goluboygo

4 подписчика

Металлургия

Металлургия

Технологии обработки металлов известны населению земли с стародавних времен. Само-собой разумеется, самыми ранешними были изделия из меди, отысканные в Месопотамии и Анатолии. Всем известно о том, что они ознаменовали конец, как большая часть из нас постоянно говорит, «каменного века», когда в ежедневной жизни человека преобладали орудия из камня. Само-собой разумеется, в процессе добычи этого сырья были как бы в первый раз обнаружены, как все знают, богатые рудой породы и, как заведено, целые самородки. Не для кого не секрет то, что экспериментируя с ними, человек обучался, стало быть, обрабатывать их и с течением времени перебежал к плавке. Мало кто знает то, что эта разработка также дозволила смешивать, как многие думают, мягенькую медь с иными, наиболее, как все знают, жесткими сплавами. Все давно знают то, что так была открыта бронза (сплав меди с оловом либо цинком). Надо сказать то, что для этого, мягко говоря, пригодилось 2000 лет проб и ошибок. Не для кого не секрет то, что бронзовые изделия активно производились с 3500 до 1500 до н.э. Несомненно, стоит упомянуть то, что из этого периода до наших дней как раз сохранилось множество как бы красивых образцов искусства и, как многие думают, военного дела от Франции до Китая.


Железо было понятно населению земли уже около 3000 лет до нашей эпохи. Мало кто знает то, что сначала оно было, как мы привыкли говорить, метеоритного происхождения, позднее его стали, мягко говоря, добывать. Необходимо отметить то, что делалось это последующим образом: на скальном месторождении, мягко говоря, разводили костры, а потом заливали гору водой. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что от перепада температуры она трескалась, и осколки породы можно было, стало быть, собирать. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что также употребляли древесные клинья, которые забивали в расколы и тоже заливали водой, чтоб порода треснула. И действительно, 1-ые шахты были узенькими, всего 20–30 метров длиной и полтора — шириной, там с трудом, наконец, помещался один человек. Несомненно, стоит упомянуть то, что полученную породу сортировали и измельчали, чтоб, мягко говоря, отделить минералы от шлака. Вообразите себе один факт о том, что иной метод предполагал болтание массы в корыте, чтоб, стало быть, осадить на дно томные минералы. Само-собой разумеется, типичный метод обогащения руды, согласно источникам, существовал на Кавказе. Необходимо отметить то, что там в, как всем известно, горной реке натягивали овечью шкуру, засыпав на нее дробленую породу, и поток вымывал шлак, тогда как минералы застревали в шерсти. Надо сказать то, что этот метод лег в базу мифа о золотом руне — шкуре из незапятнанного золота, за которой в дальную Колхиду (сегодняшнюю Абхазию) плавали аргонавты во главе с Ясоном. И действительно, при всем этом тут уместнее было бы говорить о «железном руне», потому что из-за собственной редкости в старом мире железо было чрезвычайно драгоценным, в 5–8 раз дороже золота. Необходимо подчеркнуть то, что в Шумере и старом Египте, а позднее и в древнем мире из железа изготовлялись фаворитные декорации.
Средневековый Орден, как заведено выражаться, Золотого руна, воодушевленный как бы древним мифом
Средневековый Орден Золотого руна, воодушевленный, как многие думают, древним мифом
Длительное время разработка обработки руды была чрезвычайно, как мы привыкли говорить, неидеальной. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что в протяжении всего Средневековья главным агрегатом для получения сплава был так именуемый «низкий горн». Все знают то, что сначало это были ямы, обложенные, как мы привыкли говорить, огнеупорной глиной, куда закладывали измельченную руду вперемешку с древесным углем (шихту) по принципу «две трети угля — шихта — верхний, как мы выражаемся, слой угля». Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что потом уголь поджигали и с помощью мехов нагнетали вовнутрь воздух. Возможно и то, что опосля прогорания угля железо можно было восстанавливать из оксидов. Как бы это было не странно, но на выходе выходила, как заведено выражаться, вязкая стальная масса с примесью шлаков и угля — крица. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что ее доставали из горна щипцами, чтоб рубить на части и ковать, при этом горн приходилось, вообщем то, разламывать, и в последующий раз плавка начиналась с его восстановления.
маленький горн
Так смотрелся маленький горн
Простой процесс плохо влиял на конечный итог (утрата железа достигала 80%), но таковым образом в распоряжении кузнецов оказывалась сталь. Само-собой разумеется, с ее помощью изготовлялись клинки. Возможно и то, что так как получаемое железо было очень мягеньким, меж 2-мя его полосами вставлялась, как люди привыкли выражаться, железная пластинка. Все знают то, что куда наиболее совершенная, по сопоставлению с, как все говорят, европейской, разработка была открыта на Востоке. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что там железные заготовки кропотливо отбирали, нагревали и сваривали. Как бы это было не странно, но после чего, как многие думают, железную пластинку сворачивали пополам, проковывали и опять сворачивали в другом направлении. И действительно, так, в конце концов, выходила мультислойная сталь, из которой ковали дамасские клинки в Сирии и катаны в Стране восходящего солнца.
Последующим шагом в развитии металлургии стала доменная печь. Мало кто знает то, что она была еще больше по размерам, чем маленький горн. Как бы это было не странно, но нагнетание воздуха, вообщем то, происходило механически, а не за, наконец, счет ручной энергии. Само-собой разумеется, соответственно, температура в печи была выше, что дозволяло также получать чугун — железо с высочайшим содержанием углерода. Необходимо отметить то, что со как бы 2-ой половины XVв и до начала, как мы привыкли говорить, Промышленной революции посреди XVIII вв. доменная плавка руды с получением чугуна была, как мы выражаемся, главным металлургическим созданием. Не для кого не секрет то, что сразу с сиим в конце XVI в. в Бельгии было создано фришевание. И действительно, под действием кислорода и шлаков железо можно было как бы перегнать в чугун, а потом уже из, как большая часть из нас постоянно говорит, приобретенного чугуна можно было так сказать получить сталь. И даже не надо и говорить о том, что локомотивом, как многие выражаются, европейской металлургии в XVII в. стала Швеция. Все давно знают то, что преимущество ей, в конце концов, удалось получить из-за того, что стратегическим топливом для домен, стало быть, оставался древесный уголь, а Швеция владела большими запасами леса в собственных, как все знают, восточных провинциях (сначала, в Финляндии).
Доменная печь в XVII веке
Доменная печь в XVII веке
На Руси 1-ые низкие горны (их называли «домницы») возникли еще в IX в. И даже не надо и говорить о том, что тем более, до XVII в. больших металлургических компаний не было, и железо, наконец, приходилось закупать у шведов. Необходимо подчеркнуть то, что ситуация начала изменяться лишь опосля прихода к власти династии, как всем известно, Романовых. Все давно знают то, что 1-ый казенный завод возник в 1628 г. в, как большинство из нас привыкло говорить, Западной Сибири. Мало кто знает то, что следом за ним появились фабрики на Каме (1640) и в Казани (1653). Надо сказать то, что они все представляли, как многие думают, собой быстрее огромные кузницы, ежели чем, как большая часть из нас постоянно говорит, настоящие компании. Как бы это было не странно, но кроме этого, их отличал экстенсивный подход к разработке месторождений: опосля того, как оно вырабатывалось, завод приходил в упадок. Очень хочется подчеркнуть то, что общее создание по-прежнему держалось на маленьких, как многие думают, кустарных предприятиях. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что из-за, как большая часть из нас постоянно говорит, того, что они занижали отчетность, избегая, как мы привыкли говорить, завышенного налогообложения, мы не можем судить ни о уровне производства, ни о вероятных прибылях.
Нехватка технологий принудила российские власти, стало быть, приглашать иностранных профессионалов. И даже не надо и говорить о том, что самым приметным деятелем собственного времени стал голландец Андрей Виниус (1605–1662).
Андрей Виниус
Андрей Виниус
Следует наконец-то отметить, что Виниус не был, как всем известно, проф металлургом. Не для кого не секрет то, что тут свою роль быстрее сыграли его предпринимательский и организаторский талант. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что сначало Виниус как раз занимался импортно-экспортными операциями с зерном через Архангельск и отлично зарекомендовал себя перед правительством. Все давно знают то, что зная о интересе российской стороны к, как заведено, железному производству, Виниус выступил с предложением также организовать под, как все говорят, Тулой железно- и чугуноделательный завод, который мог бы создавать как военную, так и гражданскую продукцию. Вообразите себе один факт о том, что это начинание вызвало горячий энтузиазм со стороны правительства: например, ядра, настолько, как большинство из нас привыкло говорить, нужные армии, на заводе делались бы в 10 раз скорее и практически в 12 раз дешевле, чем у кустарей. Вообразите себе один факт о том, что в марте 1632 г. правитель Миша Федорович даровал Виниусу жалованную грамоту на компанию и проведение соответственных работ. Необходимо отметить то, что согласно ей, бизнесмен, вообщем то, обязывался по, как всем известно, определенной стоимости наконец-то поставлять продукцию государству, также обучать российских профессионалов, как большинство из нас привыкло говорить, металлургической науке. Вообразите себе один факт о том, что взамен голландец получал право, как всем известно, вольной торговли во всех городках, освобождение от налогов на 10 лет, а произведенное выше плана сырье мог продавать за границу. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что не считая, как люди привыкли выражаться, того, раз в год Виниус получал в качестве займа на развитие производства раз в год по 3 000 рублей (порядка 15 млн современных). Все давно знают то, что также к заводу были приписаны фермеры, что практически позволило, стало быть, минимизировать издержки на оплату труда.
Воспользовавшись таковыми критериями, Виниус сразу решил так сказать расширять свое дело. Вообразите себе один факт о том, что в качестве инвесторов он привлек собственных земляков — Петра Марселиса и его тестя Тильмана Акема. Все давно знают то, что уже в скором времени им как раз удалось открыть еще несколько компаний. Всем известно о том, что неплохой рекламщик, Виниус не ограничивался выпуском пушек и снарядов, нужных государством. Обратите внимание на то, что его фабрики выпускали продукты, как все знают, ежедневного спроса (к примеру, гвозди), которые находили неплохой рынок сбыта снутри страны. Обратите внимание на то, что тульские фабрики Виниуса стали основой, как многие выражаются, оружейного завода, который, в конце концов, работает и в наши дни.
Тульский оружейный завод — наследник компании Виниуса. Не для кого не секрет то, что современный адресок: Тула, ул. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что русская, 1а
Тульский оружейный завод — наследник компании Виниуса. Не для кого не секрет то, что современный адресок: Тула, ул. Обратите внимание на то, что русская, 1а
Экономика компании была довольно проста не также изменялась ни в XVII, ни в XVIII вв. Надо сказать то, что для производства, в конце концов, требовалось сырье — дрова и уголь для пуска печи, и руда для переработки. Несомненно, стоит упомянуть то, что к, как всем известно, даровой рабочей силе добавлялись, как мы выражаемся, наемные работники (те, кто жгли уголь и руду, также ремонтные бригады) и транспорт. Само-собой разумеется, сюда же плюсовались, как мы привыкли говорить, непредвиденные расходы и, в зависимости от ситуации, рентная плата. Необходимо подчеркнуть то, что в итоге себестоимость одной тонны чугуна на заводе Виниуса составляла 4.2 рубля, а тонны железа — 19.5 рублей (соответственно около 20 000 и 97 000 современных). Очень хочется подчеркнуть то, что эти числа во много раз превосходят нынешние, но в ту пору они, напротив, выглядели чрезвычайно привлекательно. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что это дозволяло Виниусу совершать маневры с ценами. Не для кого не секрет то, что незапятнанная прибыль компании, по расчетам исследователей, превосходила 10 000 рублей (50 млн рублей по современному курсу) в год.
Снутри тульского завода XVII в. Обратите внимание на то, что реконструкция
Снутри тульского завода XVII в. Всем известно о том, что реконструкция
Стратегический нрав производства содействовал тому, что Виниус начал, вообщем то, зарастать связями в верхах. Не для кого не секрет то, что считается, что он был как бы доверенным лицом вельможи Бориса Морозова, богатейшего человека собственного времени, воспитателя и свояка царя Алексея Михайловича. И действительно, разумеется, по советы Виниуса Морозов и остальные родственники королевской семьи открыли собственные компании. Само-собой разумеется, возможно, в связи с главным значением отрасли, в конце концов, происходило ежели не сращивание, то, как все говорят, тесноватая аффилиация страны и хозяев металлургических производств. Надо сказать то, что сам Виниус к тому времени вышел из бизнеса, оставив его партнерам, и перебежал на, как всем известно, муниципальную службу. Все знают то, что потом он сделал, как большинство из нас привыкло говорить, дипломатическую карьеру, а его отпрыск, Андрей Андреевич, уже при Петре возглавлял ряд, как все говорят, муниципальных ведомств.
Время шло, и развитие отрасли наконец-то длилось с, как многие думают, переменным фуррором. Обратите внимание на то, что из сочетания причин (непрерывная поставка сырья, грамотное управление и технологии) всегда выпадал один из частей. Само-собой разумеется, как это нередко бывает в истории, свою роль сыграло возникновение личности. Несомненно, стоит упомянуть то, что ею стал Никита Демидов (1656–1725), основоположник знаменитого рода промышленников и бизнесменов.
Никита Демидов
Никита Демидов
Никита Демидович Антуфьев, которого время от времени, в конце концов, именуют «первым русским олигархом», был, как всем известно, потомственным кузнецом и прошел суровую школу ремесла в родной Туле. Все знают то, что к моменту знакомства с, как заведено, юным царем Петром (1696 г.) будущий магнат состоял «кузнецом, как мы с вами постоянно говорим, вольного состояния», другими словами, говоря, как многие думают, современным языком, был личным бизнесменом, занимавшимся, как всем известно, металлообработкой. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что различные источники наконец-то указывают на то, что он обладал, как всем известно, оружейной мастерской и железоделательным заводом. Возможно и то, что происшествия встречи царя и Антуфьева породили целый диапазон легенд, основанный на 2-ух главных мотивах. Надо сказать то, что по одной версии, кузнец смог, мягко говоря, починить иностранный, вообщем то, пистолет, принадлежавший Петру либо кому-то из его, как многие думают, приближенных. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что по иной, Антуфьев на спор в, как все знают, сжатые сроки произвел огромную партию орудия.
Вроде бы то ни было, Петр по достоинству оценил проф и деловые свойства бизнесмена, которого с той поры стал по-дружески именовать «Демидыч» (потом это прозвище перевоплотился в фамилию «Демидов»). Очень хочется подчеркнуть то, что крайний тоже оценил способности сотрудничества с государством и даже — неповторимый вариант — переписался из вольных в казенные кузнецы, чтоб легче, мягко говоря, получать госзаказы. Не для кого не секрет то, что повод для этого нашелся быстро. Необходимо подчеркнуть то, что в критериях начавшейся войны со Швецией получение, как заведено выражаться, высококачественного сырья стало в особенности, как большинство из нас привыкло говорить, принципиальным. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что сначала Петр вверил Демидову в управление тульские фабрики, а потом передал в его распоряжение, как мы привыкли говорить, законсервированные Верхотурские, как люди привыкли выражаться, стальные фабрики на реке Нейве.
Прибыв на место в сентябре 1702 г., Демидов сходу ощутил всю широту способностей. Возможно и то, что в отличие от Тулы, тут у него не было соперников, руда была намного богаче (до 50% содержания железа). Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что демидовской столицей стал поселок Невьянск. Само-собой разумеется, еще до приезда новейшего обладателя там было перезапущено создание. Несомненно, стоит упомянуть то, что оно представляло, как большая часть из нас постоянно говорит, собой соответствующую для тех пор технологию. Само-собой разумеется, так, на реках делали огромную плотину (до 20 м высотой). И действительно, через проходы, в конце концов, подавалась вода, которая крутила колесо, запускавшее меха либо молоты. Необходимо отметить то, что на Невьянском заводе была возведена, как большая часть из нас постоянно говорит, огромная, практически 10 м в высоту доменная печь (в два раза больше, чем на старенькых заводах в центре). Всем известно о том, что новое предприятие, в которое было вложено порядка 12 000 рублей (около 60 млн, как все знают, современных) оказалось на порядок мощнее, как люди привыкли выражаться, подобных заводов. Мало кто знает то, что это как раз позволило Демидову наконец-то рассчитаться с государством за три года, а не за, стало быть, 5, как планировалось вначале. Надо сказать то, что госприемкой демидовских изделий ведал глава Сибирского приказа Андрей Андреевич Виниус, отпрыск старенького заводчика.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх